Уважаемые читатели!

В целях обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения
библиотеки МБУ ЦБС Коркинского муниципального района
с 28 марта до особого распоряжения
НЕ работают!

Сопредседатель Союза российских писателей, председатель правления Екатеринбургского отделения Союза российских писателей, автор 22 отдельных изданий прозы, лауреат Международной премии «Ясная Поляна», Международного кинофестиваля «Золотой Витязь», дважды лауреат Премии губернатора Свердловской области и других литературных премий.

  1. Любимая книга детства
    Всякий раз на вопрос о любимой книге детства с сожалением приходится признаваться, что я не был в детстве примерным читателем. По сравнению с другими ребятишками нашей деревни и всей округи я, конечно, был начитан, но в сравнении с теми, кто был подлинным читателем и любителем книги, я был варвар. У деревенских ребятишек – совсем другие интересы. Книгу я стал любить уже в отроческом возрасте, но тоже как-то неправильно, как-то не так, как все, например, любил книги о Великой Отечественной войне, о футболе, мечтая стать вратарем сборной страны по футболу в связи с тем, что пока я вырасту, легендарный вратарь Лев Яшин оставит свою карьеру. Меня совсем не интересовали книги приключенческого содержания. С великим трудом я прочитал «Детей капитана Гранта» и «Всадника без головы», прочитал и забыл. Но я взахлеб читал Собрание сочинений Н.Н. Миклухи-Маклая. А то вот вдруг брался читать «Философские тетради» В.И. Ленина в очень хорошем переплете или «Анти-Дюринга» Ф. Энгельса 1938 года издания. Они притягивали, кроме содержания, своим внешним видом и раритетностью. А самые детские книги – это, конечно, «Сказки» Пушкина и «Кавказский пленник» Толстого. Этот рассказ, пожалуй, и был любимым в детстве.

  2. Книга, которая повлияла на Вашу жизнь

    Большими читателями были мой дедушка Иванович Михайлович Титов, до революции губернский агроном и затем заместитель председателя земской управы Екатеринбурга, и мой отец, тоже агроном и Герой Социалистического труда, получивший это звание в 1948 году за высокие урожаи зерна в предвоенные, военные и послевоенные годы. Папа читал каждую свободную минуту – в отличие от мамы Александры Изосимовны. «Боря, ты опять с книжечкой!» - обличала она его. На мою возникшую любовь к книге ее остракизм не распространялся.

    Мне трудно представить, чтобы какая-то книга могла на кого-то повлиять так, что могла определить его жизнь – исключая книги религиозного характера. Книга ведь не только источник знания, пример поведения или подвижка к размышлению. Книга – еще и эстетический феномен, обладающий художественной эстетической энергией, дающей тому, кто с ней общается, нечто такое, чего ничто другое дать не может. Во всю мировую историю книга в различных ее вариантах почиталась даже теми, кто не умел и не имел возможности ею пользоваться. Исчезновение книги как таковой, по моему убеждению, приведет к негативным последствиям в обществе. Художник Ренуар, глядя на новую, современную ему архитектуру, говорил, что при ее засилье люди будут убивать друг друга от скуки. Люди и без архитектуры вообще убивали друг друга. Но, помнится, мотивов убивать от скуки не было. Нечто подобное может случиться и с исчезновением книги. Я не знаю, как объясняют роман Камю «Посторонний» специалисты-литературоведы, но мне кажется, что он о том, о чем говорил Ренуар. Или вот пример из нашей истории. В 70-х годах прошлого столетия постепенно, но все более набирая обороты, из продажи стали исчезать художественная литература, книги по искусству, по истории страны и мировой истории, заменяясь книгами якобы политического содержания, то есть пустыми и лживыми по содержанию и ограниченными по стилистике. В 80-х годах они заполонили все книжное пространство магазинов. Такие, с позволения сказать, книги не были нужны. То есть книги как бы не стало. Результат – не стало и государства, не стало и общества. Те, кто определял государственную политику без книги, сами же и уничтожили государство. Один человек вполне может обойтись без книги, и два человека могут обойтись, и три, и десять, и сто (кстати, и обходятся, и гордятся этим!). Но общество не может обойтись без книги. Так что человек, не любящий книгу, своего рода уничтожатель, своего рода террорист.

 

Пожелание:

Любите, товарищи, книгу! Ужаса, страха, лиц или предметов, сеющих страх и ужас, как, собственно, переводится с латинского языка слово terror, и без нас на земле, к сожалению, хватает. Любите книгу!